Оценить: 1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (количество голосов: 1, в среднем: 5,00 из 5)
Loading...Loading...

Потерявшим работу прежнюю зарплату уже не найти

Среда, Август 5, 2009
By Okey-Dokey

Майкл Луо, New-York Times (3.08.2009)

http://www.nytimes.com/2009/08/04/us/04layoffs.html?ref=us

Ривьера бич. Флорида. Чак Деттман говорит, что он и не подозревал в 2001 году, что он и его друзья из группы поддержки ищущих работу никогда не смогут оправиться после увольнения.

В то время страна тоже переживала рецессию, и профессионалы, только что потерявшие работу, встречались каждую неделю в местном центре поиска работы для того, чтобы поддерживать связь и обмениваться советами. И хотя в стране были экономические проблемы, они были убеждены, что не только смогут найти работу, но и смогут получить компенсацию за трудности в прошлом.

Однако и восемь лет спустя большинство из этих людей, которые образовали ядро группы мистера Деттмана, так и не вернулись к прошлому уровню доходов, даже если в конце-концов находили работу.

«Я думаю, только один или двое из нас добились того, ради чего приходили тогда», — говорит мистер Деттман.

В конечном итоге их борьба является ярким примером того, что на поиски работы за прежнюю зарплату могут уйти годы, и что на это уходит гораздо больше времени, если человек потерял работу во время рецессии. И в самом деле, по мнению экономистов, работники, которых выставили во время рецессии, не могут найти работу за прежнюю зарплату по крайней мере лет двадцать. Весьма депрессивный и не утешительный прогноз для тех семи миллионов людей, которые потеряли свою работу во время нынешней рецессии.

«Как правило большинство уволенных работников не находят потом работу, сопоставимую по заработку с прежней», — утверждает Тилл фон Уотчер , профессор экономики Колумбийского университета, который недавно вместе с двумя другими экономистами подготовил рабочий доклад про работников, которые долгое время работали на одном предприятии и потеряли работу во время экономической рецессии в начале 1980х годов.

Мистер Уотчер изучал работников, которые проработали в одной компании по крайней мере три года, а затем потеряли работу, когда их бывший работодатель сократил штат на 30 процентов. Он установил, что даже спустя 15-20 лет большинство из них так и не смогли найти заработок прежнего уровня. Он так же пришел к заключению, что их заработок на 15-20 процентов ниже, чем тот, что они имели до увольнения.

Одной из главных причин такого «падения», по словам экономистов, является то, что работники, которые пережили увольнение скорее всего будут уволены снова.

«Что характерно, такой работник вынужден начинать все с нуля у нового работодателя, порой и в новой отрасли», — говорит Анна Гафф Стивенс, профессор экономики Калифорнийского университета, Дайвис, — «И вы снова в самом низу карьерной лестницы».

(Хотя некоторые неквалифицированные работники вне сомнения теряют работу, мистер Уотчер утверждает, что пытался скорректировать такую возможность в своем исследовании. Он сосредоточил свое внимание на уволенных работников высшего звена, чтобы быть уверенным, что имеет дело с теми, кто потерял работу не по своей вине.)

Больше всего теряют в зарплате те работники, которые проработали долгое время в предыдущей компании. Стабильность как правило позволяет им развивать навыки специфические для их работы и отрасли и соответственно росту квалификации растет их зарплата. Однако все эти навыки представляют мало ценности для других компаний.

Заработные платы старших работников обычно снижаются, чем у молодых, а выпускники колледжей немного в лучшей ситуации, чем остальные.

Дэйв Гиммелгебер на обеденном 
перерыве

Эта группа поддержки, которую мистер Деттман помогал создавать в 2001 году, в начале в большинстве своем состояла из бывших коллег из Pratt&Whitney , компании, которая производит моторы для самолетов. В конце 2000 года, проводя реструктуризацию, компания уволила тысячи работников. Членами группы по преимуществу были те, кому за 40 или за 50.

Интервью с семи ранними членами этой группы, выявило, что многим пришлось решительно поменять образ жизни, чтобы справиться с более низкими доходами. Некоторым пришлось пережить долгий период безработицы. Некоторые из них теряли работу несколько раз после этого. Многим приходилось выживать на доходы их супругов.

Мистер Деттман, бизнес-аналитик, который проработал в Pratt около 20 лет и имел доход свыше 50 тысяч долларов в год, провел в поисках работы почти четыре года, потратив за это время все свои сбережения и весь свой 401k — пенсионную страховку. В конце концов он нашел работу старшего финансового директора в наркологической клинике, которой управляют его дочь и зять, и где он зарабатывал три четверти от того, что было раньше, не считая льгот. Два года назад он ушел от туда, чтобы открыть свою службу христианской поддержки, но ему все еще приходится выписывать чеки.

Джим Кларк, бывший помощник инженера в Pratt, который зарабатывал около 49 тысяч в год, снова сел за парту, чтобы получить диплом бакалавра в организации менеджмента, но так и не нашел работы на полную ставку. За год ему удается наскрести что-то около 20 тысяч, работая по субботам кантором в католическом приходе, кроме того он поет на свадьбах и похоронах.

Единственным из опрошенных членов группы, кому удалось найти более высокооплачиваемую работу, является Карэн Кэррон, ветеран Pratt с 19-летним стажем и программист. Миссис Кэррон 49 лет и она магистр компьютерных наук. Она зарабатывала около 69 тысяч, будучи частью команды, которая производит программное обеспечение для истребителя F-35 Lighting II.

Через полтора года, после того, как она потеряла работу, миссис Кэррон нашла себя в деле, которое является почти тем же самым, чем она занималась до этого, но на этот раз у одного из подрядчиков Pratt. Сейчас она зарабатывает 80 тысяч в год.

Миссис Кэррон говорит, что она не сильна в других языках программирования, которые обычно используются, поэтому ей очень повезло, что она смогла найти работу в том же самом проекте. Иначе, по ее словам, ей пришлось бы потерять часть зарплаты.

Другие же члены группы, которые пытаются найти стабильную работу, вынуждены вести борьбу, чтобы снова попасть в обойму, из которой они выпали.

Дэйвиду Гиммелгеберу 58 лет. Более 20 лет он проработал в Pratt в чертежном отделе, где его заработок составлял в конце-концов около 54 тысяч в год. Он был одним из первых членов группы, которые нашли работу. Но это было совершенно новое поле деятельности — бизнес посредник у профессионально-технической школы с зарплатой, которая составляет что-то около половины от его бывшего заработка. В конце концов он устроился преподавателем социологии в школе и сейчас зарабатывает около 40 тысяч в год. Кроме того, он нашел работу приват-доцента в местном колледже. Но две учительские зарплаты тем не менее все равно меньше того, что у него было в Pratt.

Биллу Санки 62 года. Он программист, который зарабатывал около 55 тысяч в год в компании, которая владела франшизами Puzza Hut, перед тем, как его уволили из компании, после ее продажи другому хозяину. С тех пор мистер Санки дважды находил и терял работу. На последнем месте работы он смог вернуться на прежний уровень, хотя, если учесть инфляцию, это уже совсем другие деньги..

«Я на самом деле не достиг никакого прогресса в плане финансов за эти восемь лет», — говорит он.

Добавь в избранное:


[ Сообщить о найденной опечатке ]

Tags: , , , ,

  • Guest

    Реалити-шоу 91,…09