Оценить: 1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (количество голосов: 1, в среднем: 5,00 из 5)
Loading...Loading...

Богачи серьезно выдохлись в тридцатилетнем беге за богатством

Воскресенье, Август 23, 2009
By Okey-Dokey

Дайвид Леонхарт, Геральдин Фабрикант, New York Times, 21.08.2009

http://www.nytimes.com/2009/08/21/business/economy/21inequality.html

Богатые становятся еще богаче и похоже эта тенденция стала практически перманентной.

Они начали отдаляться от остальных еще в 1970х годах. К 2006 году доходы концентрировались в одних руках более чем когда-либо, начиная с 1920х годов. Последняя новость о возрождающихся торгах на Уолл Стрит похоже доказывает, что даже «Великая Рецессия» не способна предотвратить рост неравенства в доходах.

Однако экономисты утверждают, а данные начинают это подтверждать, что на самом деле возможно происходят серьезные перемены. Богатые, как группа, больше не становятся еще богаче. За последние два года они стали беднее. И многие из них не вернутся к своему прежнему уровню богатства и доходов может быть никогда в ближайшее время.

На каждого инвестиционного банкира, чьи доходы вернулись на дорецессионный уровень, приходятся несколько, которые потеряли свою работу — а также множество богатых инвесторов, которые потеряли миллионы. В результате чего, по утверждению экономистов и других аналитиков, 30-летний период, в течении которого супер-богатые становились как более богатыми, так и многочисленными, ныне заканчивается.

Борьба с богатыми может вызвать симпатию у менее богатых семей, которые пострадали от худшей рецессии в нынешнем поколении. Однако эти перемены наводят на более неприличные экономические вопросы. Среди них: принесут ли в конце концов тяжелые времена для богатых пользу среднему классу и бедным, учитывая каким огромным был рост доходов самых богатых, в то время как для всех остальных групп доходы росли медленно? Или, грубо говоря, применима ли к экономике метафора — когда надвигающийся прилив поднимает все корабли — или же это игра с нулевой суммой, когда проигрыши и выигрыши участников в сумме дают ноль?

То, насколько богатые обеднеют, собственно, останется невыясненным. Об этом можно будет судить по таким вещам, как будет ли фондовый рынок продолжать прежнюю гонку, и что за новые законы примет Конгресс для преодоления нынешнего финансового кризиса. Одно, по крайней мере, ясно, что богатые вряд ли вернутся на прежнюю траекторию.

В прошлом году число американцев, чистый капитал у которых составляет по крайней мере 30 миллионов, уменьшилось на 24 процента, согласно данным GapGemini и Мерилл Линч. Ежемесячные доходы с дивидендов по акциям, которые сосредотачиваются среди богатых, снизились более чем на 20 процентов по сравнению с прошлым летом. Это наиболее большое падение подобного рода с 1959 года, когда правительство начало вести учет.

Билл Гейтс, Уоррен Баффет, наследники «Уол-март сторс», что входит в список «Форчун-500», и основатели Google, — каждый из них потерял в прошлом году по миллиарду, согласно данным журнала Forbes. Вот такой яркий пример: нынешнее состояние Джон Макафи, интерпренера, основавшего компанию, выпускающую антивирус, которые носит его имя, составляет лишь 4 миллиона от более чем 100 миллионного прежнего состояния. Мистер Макафи скоро начнет продавать с аукциона свою последнюю крупную собственность, поскольку нуждается в деньгах, чтобы оплачивать счета, после того как оказался не готов к одновременному обвалу рынка недвижимости и рынка ценных бумаг.

«Я и представить себе не мог», — говорит он, — «что может быть такой двойной обвал».

Несколько ясных признаков того, что фортуна изменила, можно найти, исследуя данные о том, как тратятся богачи. Индекс Mei Moses, который показывает изменение цен на предметы искусства, за последние 6 месяцев упал на 32 процента. «Нью-Йорк яникиз» не смогли продать дорогие билеты на свой новый стадион и вынуждены была скинуть цены. В одном районе Вейна, штат Колорадо, в первой половине этого года было продано лишь 5 домов, стоимостью более чем 2 миллиона, в то время как в первой половине 2007 года таких домов было продано 34, согласно данным MDA Dataquick. В Бронксвиле — пригород Нью-Йорка, населенный богачами — количество подобных сделок сократилось, согласно Coldwell Banker Residential Brokerage, с 17 до 2.

«У нас был период около 50 лет с 1929 по 1979 год, когда распределение доходов имело тенденцию к выравниванию», — говорит Нил Сосс, главный экономист Credit Suisse. «Но с началом 80х годов разница в доходах все более увеличивалась. И я думаю, что мы теперь вошли в фазу, когда общество движется к более и более равным доходам».

Пятидесятые и шестидесятые ушли навсегда

Мало, кто из экономистов ждет, что страна вернется к относительно равному распределению доходов, которое имело место в пятидесятых и шестидесятых годах. В самом деле, по их словам, неравенство, вероятно, будет значительно большим, нежели на протяжении всего 20 века. Администрация президента Барака Обамы не собирается полностью переписывать правила для Уолл-Стрит или поднять ставку подоходного налога для высоких доходов до 70 процентов, как это было в 1980 году. Способности рынка усиливать неравенство, подобно глобализации никуда не пропадут.

Однако экономисты утверждают, что богачи скорее всего не смогут возместить свои убытки в ближайшем времени, как это было после краха «доткомов» в начале этого десятилетия. Это быстрое восстановление привело к появлению нового пузыря на рынке ценных бумаг, который в 2007 году был более дорогой по некоторым меркам, по сравнению с любой другой точкой, за исключением пожалуй роста цен на рынках в 1920х или 1990х гг. В настоящее время Уолл-Стрит навряд ли скоро вернется к практике огромных займов, которые создают условия для возникновения пузыря.

Любой большой сдвиг в финансовом статусе богатых может иметь большие последствия. Падение их доходов и состояния может осложнить жизнь элитных университетов, музеев и других институций, которые получали солидные дотации в последнее десятилетие Правительства — как федеральное так и правительства штатов — также могут оказаться в затруднительном положении, поскольку они сильно зависят от налогов, которые платят богатые люди.

Возможно, гораздо более неприличным вопросом является — что значит разорение состояний для среднего класса и бедных? Наиболее о богатых исходят из анализа поступлений в службу госдоходов, который провели два экономиста — Томас Пикетти и Эммануель Саэз. Согласно этому исследованию, в конце 1970х годов предел доходов высокооплачиваемых дома одной десятитысячной доли домашних хозяйств составлял примерно два миллиона, с учетом инфляции и до уплаты налогов. К 2007 году он увеличился до 11,5 миллионов. Прибыли только самых богатых были тоже велики, если не сказать огромны. Предельные доходы верхушки, составляющей 1 процент от домашних хозяйств удвоились с конца 70х годов и составили 400 тысяч долларов.

В противоположность этому, доходы средних людей, чьи доходы составляли в 2007 году 50 тысяч долларов — выросли менее чем на 20 процентов, как показывают данные Статистического управления. В нижней части распределения доходов рост доходов составил около 12 процентов.

Некоторые экономисты считают, что эти контрастирующие тенденции между собой не связаны. В любом случае, утверждают они, богатства будут просачиваться вниз более-менее в виде благотворительных пожертвований и потребительских расходов. В прошлом веке самые неблагоприятные времена у богатых были в начале 1930х годов, в самой середине Великой Депрессии.

Однако другие экономисты возражают, что последние данные о доходах самых богатых показывают насколько это вредит всем остальным, поскольку экономическая и политическая власть сосредотачиваются в руках сравнительно малой группы.

«Я полагаю, что невероятно высокие доходы могут пагубно сказываться на политике и экономике», — говорит Лауренс Кац, экономист из Гарвардского университета. «Во многом рост сверхвысоких доходов обусловлен силами рынка, подобно технологической инновации», — утверждает мистер Кац. — «Однако значительное количество их происходит потому что богачи находят новые лазейки, чтобы выиграть выгодные правительственные контракты, из- за снижения налоговых ставок и слабого финансового контроля».

Налоговое управление США еще не обнародовало данные за 2008 и 2009 годы. Однако мистер Саэз, профессор Калифорнийского университета в Беркли, говорит, что по его мнению богатые в некотором роде обеднели. На спекулятивный вопрос — каким мог бы быть сейчас потолок доходов для верхушки одной десятитысячной части домашних хозяйств — он ответил: «от шести до восьми миллионов».

Для большинства для того, чтобы быстро вернуться на уровень в 11 миллионов, понадобился бы новый большой финансовый пузырь.

Делая больше денег

За последние годы экономика Соединенных Штатов пережила два таких пузыря: один на рынке ценных бумаг, второй — на рынке недвижимости. Оба они помогли богатым стать еще богаче. Мистер Макафи, чьи татуировки и крашенные волосы свидетельствуют о независимом характере, является крайним, но весьма выразительным примером. За два десятка лет, почти на каждом шагу своей карьеры он изобретал пути для зарабатывания денег.

В конце 1980х годов он основал компанию McAfee Associates, которая выпускает антивирусную программу. В отличие от своих конкурентов он продавал свою программу по дешевке, однако брал плату за техническую поддержку продукта. Это помогло ему добиться колоссального успеха. Эта компания стала открытой, выпустив акции на свободный рынок, в 1992 году, в первые годы одного из самых больших бумов на фондовом рынке в истории.

Однако мистер Макафи, по его собственным словам, не является типичным бизнесменом — ему быстро начинает надоедать дело, которым он занимается и он устремляется в разного рода увлечения. В юности он путешествовал по Мексике, Индии и Непалу, и не так давно написал книгу «В сердце правды: дух йоги отношений». Спустя два года, после того, как компания McAfee Associates выпустила акции на рынок, ему снова все надоело.

Тогда он продал свою долю акций, заработав на этом 100 миллионов долларов. В последующие годы он начал заниматься новыми проектами, которые практически неизбежно приносили доход.

«История говорит мне, что ты должен просто работать и работать, и это легкий способ сделать деньги», — говорит он сидя на кухне в доме, стилизованном под глиняную хижину, который находится в юго-западном районе Нью Мехико. «А низкие налоговые ставки, — добавляет он, — «позволяют богатым оставлять у себя большую часть из того, что они заработали».

Одним из ярких примеров, которые можно найти в данных о неравенстве, является степень, в которой доходы самых богатых связаны с рынком ценных бумаг. Эти доходы росли наиболее стремительно в течении самого большого роста цен на рынках: в 1920х годах и за 20 последних лет, начиная с 1987 года.

«Мы выходим из ненормального периода, когда громадное количество состояний было создано по большей части на перепродаже активов направо и налево», — Говорит Мухамед А. Эль-Эриан, исполнительный директор Pimco, одной из крупнейших фирм, торгующей облигациями, и бывший руководитель Гарвардского попечительского совета.

По словам мистера Эль-Эриана, часть из этих состояний была нажита благодаря реальной экономической прибыли, которую, например, принесла компьютерная революция. Однако большинство из них не имеет к этому никакого отношения. «У этих нажитых богатств нет никакой экономической основы», — добавляет он, — «а прибыли эти были весьма несимметричными: они шли на пополнение активов богачей. Это был чистой воды финансовый инжиниринг».

Однако если богачи успешно зарабатывали на финансовых пузырях, то они теряют большие части своего состояния при банкротствах.

Последнее исследование, проведенное экономистами из Северо-Западного Университета, показывает, что потери в доходах у самых богатых имеют тенденцию к большему падению, в процентном отношении, во время рецессий нежели доходы среднего класса. Доходы самых богатых, которые составляют одну десятитысячную часть, падают больше всего.

В течении последних нескольких лет мистер Макафи начал делать большие ставки на удачу в сфере недвижимости, часто на периферии. Он купил дом в Нью Мехико, чтобы использовать его месте со своими друзьями как площадку для аэротрекинга — летать без лицензий на планерах с открытой кабиной. На площади в 157 акров он построил универмаг, кинотеатр на 35 мест и кафе, а также он купил старинные автомобили, чтобы его гости могли ими пользоваться.

Он продолжал инвестировать в финансовые рынке, время от времени занимая деньги для того, чтобы увеличить потенциальную прибыль. Он как правило делал свои инвестиции, основываясь на советах своих финансовых консультантов. Один из них посоветовал вложить миллионы долларов в облигации, связанные с Lehman Brothers.

Пока дела у мистера Макафи, как и у других богатеев, шли хорошо, казалось, что так будет продолжаться бесконечно. Пробудившись после краха «доткомов», рынок снова начал подниматься, в то время как цены на дома просто продолжали расти. Статьи в журналах Outside’s Go и National Geographic Adventure, рассказывающие про его недвижимость в Нью Мехико, окончательно убедили его, что «это наиболее пользующаяся спросом недвижимость на всей планете», — говорит он.

Однако затем ситуация стала меняться

в 2007 году мистер Макафи продал дом в Колорадо, площадью в 10 тысяч футов и видом на Пик Пайка и потратил 25 миллионов долларов на покупку недвижимости и постройку дома. За это он получил 5,7 миллионов долларов. После последнего обвала Lehman. его бонды практически потеряли всякую стоимость. Инвестиции мистера Макафи в рынок ценных бумаг стоили ему многих миллионов.

Однажды поймал себя на том, что говорит сам себе: «Ого! А у меня закончились деньги».

У него остались активы, чистая стоимость которых составляет около 4 миллионов долларов, что, конечно же, делает его богаче многих американцев. Не смотря на это, он считает, что нуждается в деньгах и пытается сократить ежемесячные расходы.

Он продал свой 10-местный самолет Сессна и теперь летает в качестве инструктора. На этой неделе он продал недвижимое имущество на океанском берегу в Гаваях за 1,5 миллиона долларов на очень малочисленном аукционе. И еще он планирует проводить больше времени в Белизе, отчасти потому что здесь более низкие налоги.

На следующей неделе, его собственность в Нью Мехико будет выставлена на no-floor аукционе, что значит, что мистер Макафи согласен принять любую предложенную на аукционе верхнюю цену, какой низкой она ни была бы.

«Я стараюсь принять реальность, что толку от этого аукциона может быть будет мало», — говорит он.

Раньше, когда его вложения заканчивались неудачей, он продавал недвижимое имущество и выручал с этого хорошие деньги. Теперь же такой возможности больше не существует.

Мистерия рынка ценных бумаг

Возможность того, что рынок ценных бумаг быстро восстановится после коллапса, как это случалось ранее в этом десятилетии, представляется маловероятной, учитывая финансовые возможности богачей. Начиная с марта биржевой индекс Standard & Poor’s 500 вырос на 49 процентов.

Уолл Стрит еще долго не сможет достичь своих высших точек. Standard & Poor’s 500 остается на 35 процентов ниже своего уровня 2007 года. Совокупный доход в финансовом секторе упал, согласно Securities Industry и Financial Markets Association, на 14 процентов с 2007 по 2008 год, — что гораздо меньше, чем падение прибыли или налогов, но является довольно внушительной цифрой.

«Что характерно для нашего времени», — предсказывает Байрон Р. Уейн, бывший главный инвестиционный специалист Morgan Stanley, который работает на Уолл Стрит с 1965 года, — «так это то, что те показатели, которых люди достигали в 2007 году, не будут преобладать на протяжении очень долгого времени».

В дополнение к финансовому пузырю, у Уолл Стрит и топ-менеджеров крупных корпораций просто оказалось недостаточно денег, чтобы платить самим себе. Некоторые компании, такие как Goldman Sachs и JPMorgan Chase, которые ныне сталкиваются с меньшей конкуренцией и которым правительство помогало справиться с проблемами на рынке кредитования, всё еще платят высокие зарплаты налево и направо. Впрочем, аналитики утверждают, что таких высоких зарплат всё же будет меньше. Роджер Фриман, аналитик из Barclays Capital, говорит, что, по его мнению, Уолл Стрит сможет компенсировать потери самое большее при умеренном росте в течении двух лет.

Кроме рынка ценных бумаг огромный эффект на высокие доходы может оказать политика правительства. Мистер Кац, экономист из Гарвардского университета, утверждает, что если правительство не изменит свою политику, то оклады топ-менеджеров могут снова вырасти до старого уровня в течении ближайших лет. «История показывает, что политика правительства, например «Новый курс» президента Рузвельта, который был направлен на ликвидацию последствий «Великой Депрессии», оказывают гораздо лучший эффект на богачей, нежели финансовые банкротства», — говорит он.

Одной из политических тем, которая становится сегодня актуальной, являются меры, принимаемые Конгрессом США и администрацией президента для возобновления контроля за финансовыми рынками. Другая важной темой является налоговая политика.

В течении первых трех десятилетий после окончания Второй мировой войны, когда доходы богатых росли гораздо медленнее чем доходы среднего класса, предельная налоговая ставка составляла от 70 до 91 процента. Мистер Пикетти, один из экономистов, который анализировал данные налоговой службы, утверждает, что такие высокие ставки оказывают эффект не только на уровень доходов, оставшихся после вычета налогов. «Они также помогают сдерживать доходы богачей как таковые, до уплаты налога», — говорит он, — «снижая их мотивацию зарабатывать много миллионов долларов»

Начиная с 1980 года налоговые ставки для самых богатых снижались больше чем ставки для любых других групп. В этом году предельная налоговая ставка составляет 35 процентов. Президент Обама обещает поднять ее до 39 процентов и говорит, что он обдумывает вариант обложить дополнительным налогом семьи, чей годовой доход превышает 1 миллион долларов в год, что может поднять верхнюю ставку налога до 40 процентов.

Что будет означать перемены в политике для небогатых до сих пор остается неясным. У нас вне сомнения были периоды, когда равно было хорошо богачам, среднему классу и бедным, как например в конце 1990х, и периоды, когда плохо становилось всем, как например в прошлом году. А на протяжении 1950х, 60х годов доходы как среднего класса так и богатых опережали рост инфляции.

Существует еще одна причина полагать, что доходы богачей могут потенциально оказывать гораздо большее влияние на другие группы чем в прошлом: они захватили гораздо больше влияния в экономике, чем это когда-либо было.

В 2007 году 6 процентов от национального дохода доставалось верхушке одной десятитысячной части домашних хозяйств, в то время как в 1977 году эта цифра составляла еще 0,9 процента. Это является самым высоким уровнем начиная с 1913 года, когда налоговая служба стала фиксировать эти данные.

На верхушку, которая составляет 1 процент от домашних хозяйств, приходится 23,5 процента от национального дохода, в то время как тридцать лет назад эта цифра не превышала 9 процентов.



Добавь в избранное:


[ Сообщить о найденной опечатке ]

Tags: , , , , , ,

  • Max

    Интересно, конечно, но есть нюансы :)
    У меня создалось впечатление, что богатые, о которых говориться в статье, на самом деле клинические идиоты!
    Им просто повезло «выйграть миллион», который они потратили на покупку домов, старинных автомобилей, самолётов. Т.е. тупо пропили.
    Про финансовый рынок и Lehman Brothers с консультантами тоже интересно. Вроде как любому здравомыслящему человеку понятно, что это пузырь, в лучшем случае лотерея. А финансовые консультанты, если бы вовремя провели норальную проверку банка, его реальных активов, привлечённых стредств и т.д., то навернякак бы увидили, что он должен больше чем стоит. Хотя это почемуто считалось (или до сих пор считаеться?) нормальным.
    У нас вон тоже куча миллионеров, которые заработали денег, продав землю доставшуюся по наследству. И, что, это тоже богатые? Врятли.

  • Vladimir

    Это в малом и среднем бизнесе законы таковы, что сначала ты много работаешь, а потом получаешь дивиденты.

    В самом высшем бизнесе, идет прямое влияние на политику и экономику.

    А есть еще и всякие звезды. Быстро взлетел, быстро закатился. Самые любимые милионеры прессы. Еще бы! Тут тебе и вера в будущее для «простых парней» и драматизм ситуации, и общение с прессой. И совсем не важно, в каую из лотерей выиграл счастливчик — казино или рынок недвижки.

    Так что, когда говориться в отчетах про самых богатых, на врядли речь идет о тех, кто как Макафи, быстро разбогател, и быстро разорился.